близнец

Немного навигации

"Имя Рюрика" - некоторые фрагменты домонгольской истории Рюриковичей, взятые в антропонимическом аспекте.

"Научное" - диссертация, а также публикации в научных журналах и сборниках. Осторожно: Гоголь!

"Язык и письменность": о мифологии письменностей, дешифровке и искусственных языках, рабочая мнемоника.

И по темам:
Литература: художественная + non-fiction + поэзия
Кино
Музыка
Остальное, разное
Фигурное катание (часть публикаций дублируется на канал "Спираль Шарлотты")
А-сюрикен

то эта точка я

Использование архитектурных форм в разговоре об утопически прекрасном будущем, как выясняется, определяется не только этимологией самого понятия «утопия», его связью с топосом, но и магистическим (В.Ю. Михайлин: влияние пространства на поведение человека) потенциалом архитектуры: кто организует пространство, тот организует поведенческие практики обитателей этого пространства.

Уверенность Кузьмина, что он располагает возможностью повлиять на поведение людей, и – что не менее важно – его отношение к этой возможности как к своему долгу можно назвать одним из признаков той эпохи радикального эксперимента[1]. К подобным проблемам обращался и Алексей Гастев, создатель своей теории социальной инженерии, оказавшей заметное влияние на формирование взглядов самого Кузьмина. Гастев не говорил напрямую о манипулятивных стратегиях – социальную инженерию он понимал как науку о рациональной организации труда, – но эффект, которого он добивался, был схож с целями социотехники: направить развитие общества в желаемое русло[2] (с) Кинга Нендза-Щикониовска «Частное – значит политическое. Утопия дома-коммуны Николая Кузьмина и современный ей дискурс коллективизации приватного»

[1] Ещё одно доказательство того, что христианство неслучайно отказывается разделять грех воображаемый и грех материальный: между помыслом и его реализацией куда меньшая дистанция, чем нам представляется. Иногда возможность сделать что-либо означает необходимость сделать это, и не последнюю роль тут, видимо, играет перформативная функция языка, сколь бы мы от нее ни открещивались. То, что поименовано, существует.

[2] Нендза-Щикониовска, разумеется, тут же начинает жонглировать понятиями вроде «дистопийное обличение» и «антиутопическое предсторежение». Пусть её, мы-то понимаем, что любая теоретическая наука тоталитарна по своей природе и пользуется исключительно манипулятивными методиками. Опять же логично: коль скоро ты смеешь применять магию именования, будь достаточно храбрым, чтобы признать, что она даёт тебе власть над массами, как гранату с заранее вынутой чекой. Взрыв будет в любом случае, тебе дано решать – где.

Вот так и строится научный концлагерь, ага.
близнец

А внутри темно

А ещё Хезерли рассказывает об истории написания «Одноэтажной Америки», неожиданно выруливая на бесконечное шоссе линчевских образов:

«Огонёк» поручил писателям-сатирикам Ильфу и Петрову прокатиться по США, чтобы найти «настоящую Америку». Самая показательная фотография, которая воплотила их погружение в США во всей его полноте, изображала до боли знакомую нашей нынешней, полностью американизированной культуре (но всё ещё чуждой европейцу 1935 года) картину: пустынный перекресток, автозаправка, паутина из проводов и реклама, заполняющая в остальном совершенно пустой пейзаж. «Вот это, – пишут Ильф и Петров, – и есть Америка!» Не механический балет Форда, не всё более модернистский силуэт Нью-Йорка и не бурлящий пролетариат Чикаго, а сцена пустоты и жуткого спокойствия, электрификации, которая, кажется, породила своего рода кинетический застой (c) Оуэн Хэзерли «Башня большевизирована! Американская архитектура и советская литература, 1919–1935»

К вопросу о чёрном электричестве «Твин Пикса».
девочка с яблоком

Фазаньих курочек берегитесь

У Хализева в «Теории литературы» – старательный перебор концепций личности в искусстве:

1) Личность как индивидуальный характер, персона (и персонаж), произвольно выбранный объект изображения.

2) Личность как индивид сознающий, контролирующий, ответственный.
«Уже в "Толковом словаре" В.И. Даля мы встречаем определение личности как самостоятельного существа, и здесь, на наш взгляд, обозначено самое главное. В последнем (двухтомном) издании "Российского энциклопедического словаря" о личности говорится как о субъекте "сознательной деятельности": она необходимо включает в себя "этический момент самоопределения" и "характеризуется... системой взглядов, ценностных установок, предпочтений", проявляющихся в "действиях и поступках"».
Личность в этом понимании характеризуется наличием ценностных ориентаций, свободой в сопряжении с ответственностью, вовлечённостью в окружающую действительность, самосознанием (вар.: совестью) и стремлением к самоактуализации.

3) Личность как исключительная фигура.
«Это – человек полностью отчуждённый от окружающей его реальности, от социума, природы и миропорядка, непрестанно ищущий смысл существования или вовсе его отрицающий, пребывающий в состоянии перманентного выбора жизненных стратегий, свободный не только от стереотипов своей среды, но и от "традиционалистской связанности" и религиозных верований (для подобных людей, как и для Ницше, "небеса пусты"). Так понятая личность восходит к предварившему Новое время Возрождению. <...> Здесь личность мыслится как непременно исключительный, выдающийся индивид, бунтующий против всего и вся, что представляется далеко не бесспорным».
Ну и понятно, что такая концепция личности утверждается главным образом в романтические эпохи искусства.

4) Личность как миф, развенчиваемый антиперсоналистскими концепциями.
Человек здесь воспринимается как переплетение желаний, инстинктов и социальных установок, в конечном счёте ничем не контролируемое, – т.е. как чудовище.

Collapse )
близнец

Бунин, идиллия, пастораль

Владимир Козлов рассуждает о жанрах пейзажной лирики в статье "Идиллическая революция Ивана Бунина" ("Prosodia"):

Для лирического «я» элегии природа – это онтологический другой, наталкивающий сознание на те или иные раздумья. А в идиллии «я» невычленимо из природы – и наоборот.

*
...русская поэзия вообще почти пропустила время пасторали, характерное для европейских литератур. В зачёт можно поставить лишь краткий период карамзинизма с его приятностями уединения. Это язык с началом XIX века был сметён элегической чувствительностью, выходом на первый план лирического субъекта с его собственным внутренним миром и заведомо трагической судьбой. Бунин фактически стал первым крупным поэтом, который восполнил этот пробел в русской поэзии, начавшейся с Золотого века. Описательность, которую, например, английская поэзия научилась воспринимать ещё во времена Д. Томсона (1700–1748), к началу XX века была ещё в новинку поэзии русской. Именно описательность воспринималась как прозаичность, для Бунина она была столь самоценна, что даже не предполагала какой-то особенной работы с музыкой стиха и строфы – он просто брал удобную форму, которая не слишком отвлекала на себя внимание, и создавал длинные обстоятельные описания, в которых мотивы природы заплетали собственную, вполне человеческую драматургию.
девочка с яблоком

Вознёсся выше он

Но в какой-то момент с Хезерли случается британизм головного мозга, согласно которому надо пропесочивать русских за детскую несамостоятельность и гигантизм:

Весьма любопытно то, что происходит с американизмом, когда СССР включает в пятилетку американских инженеров и компании. Здесь можно отметить результат первого тура советского конкурса «Дворец Советов» 1932 года на создание центра коммунистической власти, который бы соперничал с Эмпайр стейт билдинг. Заявками и Мельникова, и Моисея Гинзбурга, и Мендельсона, и Гропиуса пренебрегли в пользу ступенчатой конструкции Гектора Гамильтона, нью-йоркского архитектора, иного следа в истории не оставившего. <...> Именно этот проект, сильно видоизменённый (башня стала намного выше, а увенчала её статуя Ленина), сначала лёг в основу проекта-победителя авторства Бориса Иофана, а затем и сталинских высоток в конце 40-х годов. Фактически это был Вулворт Билдинг со статуей Свободы на крыше, демонстрирующий катастрофический провал воображения: два архаичных американских архетипа, только больше и выше. Московскому модернизму предпочли ретроградную Америку (с) Оуэн Хезерли «Башня большевизирована! Американская архитектура и советская литература, 1919–1935»

Ну-у, что тут можно сказать?Collapse )
близнец

Рифмовать

...рифма – не говоря о приносимой ею огромной радости – сообщает поэтическому высказыванию характер неизбежности. <...> хорошая рифма есть победа возможностей языка над его ограниченностью (с) Иосиф Бродский
близнец

Александр Кабанов

Как поёт фонтан сквозь терновник зноя:
(пенье + терновник = терпенье)
вот и ты, учись ремеслу изгоя –
по оттенкам складывать оперенье,

вырезать гудение из лазури,
чтоб услышать зрение потайное –
это бьётся шершень в тигровой шкуре
о стекло-стекло (угадал – двойное),

и вершат ночные свои обряды,
примеряя траурные обновки:
совки, цинтии, шелкопряды,
листовёртки (а где огнёвки?).

и янтарным запахом канифоли,
изнутри окутаны все детали –
это словом-оловом-поневоле
нам с тобой бессмертие припаяли
.