June 9th, 2018

А-сюрикен

Running From My Shadow

Вот ещё что забыла написать в связи с Талебом. Его весьма показательная неспособность понять, что такое литература и для чего она нужна, по всей видимости, проистекает из того же источника, что и общеевропейская уверенность в том, что есть такая наука психотерапия. Нарративные практики, да, именно они.

Не пытайтесь заставлять себя не думать: только ещё сильнее разбередите рану. Более действенный способ - принять случившееся как неизбежность. Мол, чему суждено было произойти, то и произошло, и нечего без толку себя пилить. Но как этого добиться? Конечно же с помощью нарратива. Люди, которые каждый вечер тратят хотя бы пятнадцать минут на то, чтобы написать о происшедших за день неприятностях, значительно лучше справляются со стрессом. Их не подтачивает чувство вины; они как бы снимают с себя ответственность, воспринимая всё как предначертанное (с) Нассим Николас Талеб "Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости"

Collapse )

I'm running from my shadow -
Now my shadow is my only friend!




Всё дело в том, что искусство - это не бегство от травмы, это выход, с травмой и без неё, к людям (с травмой и без неё). Травма - это ненормальность, но ненормальность - это ещё не повод отказываться от нормы. Вдоволь набегавшись от собственной тени, вдруг останавливаешься и понимаешь, что твоя тень стала твоим единственным другом, потому что была им ещё до того, как стала тенью. Значит, будем дружить с тенью и работать с тенью.

Вот работать, создавать то, что больше тебя, но чего не было до тебя, - это прежде всего. Терапия куда лучше, чем нарративные практики.
близнец

Эпическая поэма

Это не Самсонов, это Гомер какой-то:

Лишь один штурмовик - может, попросту вдрызг растерявшийся -
никуда не свернул, не свалился, не взмыл, а пошёл
прямиком на позиции правофланговой роты,
на такой низине, что казалось, отложит сейчас
свои бомбы в траншею, как яйца. Но тот,
кто всё видел со своей высоты,
проявился над линией наших окопов
и, стрижом полоснув голубень,
с разворота спикировал немцу навстречу,
понуждая того отвернуть на закат,
и гонял и гонял его там, над рекою, кругами
(с) Сергей Самсонов "Соколиный рубеж"

И так все 700 страниц.