June 24th, 2018

близнец

Протестантизм

Два существенных момента. Во-первых, в основании протестантского мироощущения лежит раскол некогда единой иерархии смыслов на две параллельных сферы, которые в одно и то же время странным образом оказываются враждебно оппозиционными друг другу (по крайней мере формально) - и идеально комплементарными, способными к обмену булыжниками, мостящими дорогу в ад элементами:

Лютер хотел обновить религию, перенеся её во внутренний мир человека. Этим он хотел защитить её от мира, греховность которого он с содроганием познал. Так он отдал общественную жизнь на откуп силам ада. Но этот шаг имел и свои внутренние последствия. Он привёл к зарождению "интимности", которая живёт под одной крышей со своей противницей "светскостью". В протестантском человеке есть две резко разделённые зоны: одна - для Бога, другая - для мира. Зона божественного постоянно сокращается по мере того, как всё больше расширяется зона мирского. Тем самым утрачивается целостность души, точно так же, как и единство социальной жизни (с) Вальтер Шубарт "Европа и душа Востока"

(Вообще говоря, эта идея единства и борьбы противоположностей парадоксального сближения отклонений от нормы, изначально имеющих противоположные векторы устремлённости, хороша сама по себе, в отрыве от истории Реформации. Именно поэтому для меня нет "своей" стороны в Гражданской войне: что красный революционный социализм, что белая либеральная демократия - одинаковое безумие и забвение истины, потому в феврале 1917-го и сработались так чудно.)

Ну и во-вторых. Шубарт отмечает близость нового европейского мироощущения не христианской, а иудейской картине мира, с её совершенно отличными от христианства религиозными установками:

С тех пор две силы стали оказывать решающее влияние на европейскую душевную жизнь: римская и иудейская. Эти силы родственны между собой; за ними стоят властное жизнеощущение и логика. Обе они регулируют отношение человека к Богу как отношения между должником и кредитором, как договорные отношения с точно установленными правами и обязанностями. Высший принцип тут не любовь, а справедливость (с) там же
близнец

Коллективное существование

Обрисовка ситуации от ivanov_petrov:

"Я позволю себе сформулировать эту мысль следующим образом: сейчас развивается тенденция коллективного существования, когда традиционно человеческими качествами начинает обладать социум (и только он). Социальные группы думают (выпускают интеллектуальный продукт, автором которого не является ничей индивидуальный разум), решают (любое парламентское решение, любое решение, принятое голосованием, есть проявление внеиндивидуальной воли). Постепенно в нашем окружении все больше становится социальных реалий, которые сделаны не людьми – то есть сделаны группами, ни один из участников которых не может считать результат своим действием.

В противовес этой тенденции возникает иная: выдвигается надежда на гениев, на отдельных выдающихся людей, которые смогут решить задачи, стоящие перед обществом в целом. Эти выдающиеся люди смогут выдвинуть идеи, которые позволят решить многообразные социальные проблемы. Ставка делается на индивидуальное производство идей.

<...> Обращаю внимание: речь идет вовсе не о давнем противостоянии индивидуализма и коллективизма (по крайней мере, не только об этом). Ведь позиция «мышления организациями (группами)» создается в основном в западной культуре, где традиционно силен индивидуализм. А обращение к индивидуальной гениальности связано с традиционной идеологией, с консервативным мышлением, или даже – с «русской идеей».

То есть позиция «мышления организациями» ничуть не противоречит и даже предполагает индивидуализм (в том числе и методологический): индивидуум методологически независим, но многие социальные функции у него отторгаются в пользу социальных групп (организаций).

А «культ гения» ничуть не противоречит коллективизму; коллектив с легкостью «обобществит» те идеи, которые сочтет для себя полезными".


Очень важно при этом, что автору не нравится ни одна из описанных тенденций: "Они описывают одну плоскость – полярность определенных взглядов и ценностей. Мне кажется, что выход из проблемы лежит вне плоскости". И это закономерно, потому что вместе они представляют собой именно что фальшивую оппозицию, объекты которой равно далеки от истины и потому в пределе дают одну и ту же проблему. В данном случае эта проблема - выведение крупных и мелких социальных групп, а в перспективе - целых социумов из-под давления социальной ответственности, которая нечувствительно снимается с них и возлагается в одном случае - на всё более укрупняющуюся абстракцию, в другом и вовсе - на редкую птицу до середины Днепра. Происходит размывание личного долга, как, впрочем, и личной значимости, и социальные процессы окончательно отдаются во власть усредняющей статистики.

Худшее с ними просто невозможно сотворить.