May 4th, 2021

близнец

Бунин, идиллия, пастораль

Владимир Козлов рассуждает о жанрах пейзажной лирики в статье "Идиллическая революция Ивана Бунина" ("Prosodia"):

Для лирического «я» элегии природа – это онтологический другой, наталкивающий сознание на те или иные раздумья. А в идиллии «я» невычленимо из природы – и наоборот.

*
...русская поэзия вообще почти пропустила время пасторали, характерное для европейских литератур. В зачёт можно поставить лишь краткий период карамзинизма с его приятностями уединения. Это язык с началом XIX века был сметён элегической чувствительностью, выходом на первый план лирического субъекта с его собственным внутренним миром и заведомо трагической судьбой. Бунин фактически стал первым крупным поэтом, который восполнил этот пробел в русской поэзии, начавшейся с Золотого века. Описательность, которую, например, английская поэзия научилась воспринимать ещё во времена Д. Томсона (1700–1748), к началу XX века была ещё в новинку поэзии русской. Именно описательность воспринималась как прозаичность, для Бунина она была столь самоценна, что даже не предполагала какой-то особенной работы с музыкой стиха и строфы – он просто брал удобную форму, которая не слишком отвлекала на себя внимание, и создавал длинные обстоятельные описания, в которых мотивы природы заплетали собственную, вполне человеческую драматургию.