June 5th, 2021

яйцо

Воздушное знамя

Целан, что бы ни писал, в конечном счёте всегда пишет поэзию. Иногда мою.

Без перил они, те гигантские ступени, по которым поднимается и спускается воздушное знамя встречи с самим собой, – единственный ориентир для походов, которые меня еще привлекают. Но я согласен обходиться и без перил, я даже предпочитаю такие лестницы для медленных прогулок между Раком и Козерогом, когда, переча стоящему на дворе времени года, я наводняю дом остротой чёрного желания никого больше не любить. Всё так же медленно, но уже под внутренним небом, о появлении коего извещает посох, я, огненное колесо, взбираюсь по кромкам ступеней до самого низу, где меня ждут, чтобы удавить, волосы когда-то убитой мною женщины. Избежать опасности удаётся лишь благодаря мастерству, которое моим последователям определённо не передастся. Потом я разворачиваюсь и, вернувшись к ступени, с которой начинал, заново повторяю весь трюк, ещё быстрее и даже позволив себе, под конец, эффектно пофамильярничать с волосами. Теперь – и только теперь! – я становлюсь видимым для тех, уже давно настроенных против меня, что с лихорадочным нетерпением ожидают моего появления. Однако они, не привыкшие ни к чему подобному, ошибочно принимают меня за металлические перила лестницы и, даже не сознавая опасности, спускаются до самого низу, распахивают, ничего не подозревая, дверь, через которую войдёт Светлейшая Умершая.

***
Wir tragen den Schein, den Schmerz und den Namen.
(“Мы несём сияние, боль и имя”.)

***
Я оглядываюсь: это не может быть небом.

Collapse )