Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

близнец

Поэтика мифа

Елеазар Мелетинский «Поэтика мифа»

1. Малиновский о мифах и ритуалах
2. Миф как повествование
3. Миф и психотерапия
4. Мелетинский и эротизм
5. Россыпи: мифы, сказки, ритуалы, эпос, роман, универсалии, мифологические системы, Робинзон, Гоголь, Кафка
драконология_кошка

Not your puzzle pieces

И все эти теоремы кое-что нам объясняют. Я думаю, они – части всеобъемлющего целого, как та доска в лаборатории – помнишь? Там было написано: "Закончено". Ты же считаешь, что они подкидывают нам ключи, подталкивают нас к какому-то более глубокому пониманию, пониманию сокровенной сути, спрятанной где-то ещё, – эта твоя идея про источник энергии. Я вижу фрагменты пазла; ты видишь указующие знаки (с) Тэмзин Мьюир "Гидеон из Девятого дома"
[оригинал]= These theorems are all teaching us something. I believe they’re parts of an overarching whole; like the whiteboard in the facility, remember? It is finished. You believe they’re giving us clues—prompts—toward some deeper occult understanding that’s hidden elsewhere, this power source idea. I see puzzle pieces; you see direction signs (с) Tamsyn Muir "Gideon the Ninth"

У меня много претензий к Мьюир – и да, к спектральной болезни её головного мозга особенно! Но вот это прелестное противопоставление Паламеда и Харроу – нагляднейшее описание того, чем различаются люди, которые мыслят пространством, и люди, которые мыслят временем.
девочка с яблоком

Капитализм как туберкулёз

Язык не обманешь.

В английском языке разрушительный характер капитализма отчётливо запечатлён в слове consumption («потребление»), одно из значений которого — туберкулёз, болезнь, связанная одновременно с лихорадочным возбуждением и упадком сил, истощением организма; в русском — в полузабытом слове "треба", где понятие долга сливается с понятием жертвоприношения; во французском лексема consommation, восходя, как и английский аналог, к латинскому глаголу consumere, слившемуся в христианской латыни с глаголом consummare, также отсылает к понятиям разрушения, смерти или даже к библейскому концу света (с) Александра Уракова, Сергей Фокин ("НЛО", 2019, № 6)
А-сюрикен

Running From My Shadow

Вот ещё что забыла написать в связи с Талебом. Его весьма показательная неспособность понять, что такое литература и для чего она нужна, по всей видимости, проистекает из того же источника, что и общеевропейская уверенность в том, что есть такая наука психотерапия. Нарративные практики, да, именно они.

Не пытайтесь заставлять себя не думать: только ещё сильнее разбередите рану. Более действенный способ - принять случившееся как неизбежность. Мол, чему суждено было произойти, то и произошло, и нечего без толку себя пилить. Но как этого добиться? Конечно же с помощью нарратива. Люди, которые каждый вечер тратят хотя бы пятнадцать минут на то, чтобы написать о происшедших за день неприятностях, значительно лучше справляются со стрессом. Их не подтачивает чувство вины; они как бы снимают с себя ответственность, воспринимая всё как предначертанное (с) Нассим Николас Талеб "Чёрный лебедь. Под знаком непредсказуемости"

Collapse )

I'm running from my shadow -
Now my shadow is my only friend!




Всё дело в том, что искусство - это не бегство от травмы, это выход, с травмой и без неё, к людям (с травмой и без неё). Травма - это ненормальность, но ненормальность - это ещё не повод отказываться от нормы. Вдоволь набегавшись от собственной тени, вдруг останавливаешься и понимаешь, что твоя тень стала твоим единственным другом, потому что была им ещё до того, как стала тенью. Значит, будем дружить с тенью и работать с тенью.

Вот работать, создавать то, что больше тебя, но чего не было до тебя, - это прежде всего. Терапия куда лучше, чем нарративные практики.
близнец

Микаэль Бирккьяр

...всё-таки плохо бывает смотреть кино не вовремя. Глядишь 2 сезон "Преступления", а потом почти сразу 4 сезон "Моста" - и постаревший Бирккьяр выбивает тебя в классический синдром Рип ван Винкля.

А десять лет назад такой красивый был! Улучшенный вариант Мэттью Фокса.
близнец

Идентичность

Вот что интересно: указанное понятие, определённо зародившееся в рамках западной социальной философии, как-то нечувствительно перекочевало к нам и широко, слишком широко используется публицистами и высокой администрацией. Между тем термин "идентичность" тащит за собой очень конкретный смысловой шлейф. Вот, например:

В документе [имеется в виду Концепция внешней политики Российской Федерации, принятая в 2013 году], например, отмечается возрастание значения фактора цивилизационной самобытности в современном мире (авторы зачем-то называют её на английский манер "идентичностью", хотя первым значением этого слова в русском языке является вовсе не самобытность, а тождественность, одинаковость) (с) Михаил Демурин

Для западной цивилизации поиск себя, осуществляемый "периферией" (под чутким контролем оной западной цивилизации, разумеется), имеет только одно мыслимое направление: движение к абсолютному совпадению культурных координат с координатами опять-таки западной системы ценностей.

Но чёрта с два мы обязаны туда двигаться.

**
И вот ещё. Фильм Мэнголда "Identity" (у нас перевели как "Идентификация", но это "Идентичность", конечно же), эдакие "Десять негритят" в условиях диссоциативного расстройства личности, предлагает очень любопытное объяснение тому, как именно Запад понимает этот самый "поиск себя". Психолог, классическое олицетворение этого самого Запада, имея дело с рассыпавшейся на фрагменты личностью маньяка, ставит перед собой в корне проигрышную задачу: отследить и уничтожить "больную" часть. Проблема в том, что его собственное сознание по природе своей нездорово, коль скоро он не в состоянии (я бы написала тут "онтологически неспособен", но меня и так уже упрекают в систематическом выходе за пределы стандартного понимания) уяснить для себя элементарную вещь: болезнь коренится не в каком-то фрагменте, а в самом разрушении цельности.

Дело не в том, что он не угадал. Дело в зловредности самого метода, ведь в процессе этого психологического сыска безвозвратно криминализировались даже те субличности пациента, которые не были изначально "заражены", "преступников" стало больше, чем "жертв". Извечная проблема убийцы дракона: уничтожая свою Тень, я превращаюсь в Тень. Надо не идентифицировать себя с наиболее безопасным фрагментом, надо собирать первоначальную цельность: равновесие, естественность, осознанность.

Поэтому Линч, уничтоживший доппельгангера в конце третьего Твин Пикса, - это был такой плохой звоночек, конечно.
драконология_кошка

Рауль Руис "Генеалогия преступления"

...но как мило, пользуясь собственной бездарностью, изобретать что-то новое!

***
21 января. Он будит меня ночью и говорит: "Ты не имеешь права спать, когда я проснулся!"

***
Отныне он будет жить в моём доме - значит, я смогу изучать его поведение. Я буду наблюдать за его развитием - за его нисхождением в ад. Но говорить об этом ещё рано. Главное, чтобы он оставался невинным и не знал, что его ждёт.

***
- Значит, я пропал?
- Никто так не говорит. Выводы ещё не окончательные.
- "Мы полагаем, что человеческий характер складывается к пяти годам и потом уже сделать ничего нельзя..." Это правда?
- Да, это правда. Ну, я так считаю... Нет, это правда!

***
Он притворялся, будто спит. Я не хотела притворяться, что бужу его. Я не хотела вступать в его игру - он должен был вступить в мою.

***
- Ты говоришь о лечении, а раньше это была игра.
- Да, это игра. Но это не игра!


Collapse )

И даже комментировать ничего не буду. Есть кино - и есть французское кино.
И Анджей Северин, конечно.
яйцо

Рыбья речь

Это апгрейд, детка, внезапный и беспощадный, это старая чешуя слезает вместе с клочьями отмирающего мяса. Я так долго молчала внутри себя, давая знать о себе разве что вереницей медленных пузырьков на поверхности, что теперь обрывать кадриль-подводную-глубинный-перепляс - почти кессонная болезнь хватает с размаху. Стоило все эти два страшных и чудных года пролежать на дне, расщепляясь на жемчуг и гниль, чтобы, всплыв наконец, захлёбываться восторгом кислорода и слов.

Лёгкие ещё раздирает от пропесоченной и заиленной воды, и чуть дрожат веки, как будто смотришь в упор на солнце. Зато вместо бирюзового бреда масок из патинированной бронзы и черепов, расплывчатых за древностию лет, - крупные блёстки, матовое чёрное стекло, клуб животворного дыма. Ни один из трёх не выбран самовольно, всех подарили, почти навязали в дорогу, наказав: потом - оценишь. Вот и записываю наспех, всё ещё рыбьими иероглифами, чтобы вспомнить спустя положенный срок, как это всё начиналось.

Я по-прежнему слепа и невежественна во многом, я торопливо транжирю только что обретённое право речи, и мне, может быть, придётся за это жестоко поплатиться. Но так здорово - говорить, пусть даже от усталости и спешки, с вечной моей птичьей неловкостью жестов и поз. Я стою достаточно твёрдо - не на земле, так на ленте дороги из жёлтого кирпича, видя эту сторону Грани и эту, которая на самом деле та. Великая Канцелярия не прочитанного ещё Сарамаго оставляет на тыльной стороне моего запястья вполне физический след от губ Тайлера, Фред и Шейди заливаются в наушниках жестяными соловьями, а я баюкаю ртом свежую дыру от выплеснутых разом слов.

Я буду бережнее с ними, я обещаю.
девочка с яблоком

Схема удава

Детка, как это просто, как это больно!
Всё повторяется на голубом глазу:
Тезис, потом антитезис. Теперь контрольный
Синтез – вся схема, знакомая наизусть.
Я ведь могу за тебя дописать сценарий –
Все монологи до пауз и мелочей.

В каждой случайно составленной кем-то паре
Кто-то один знал болезни погорячей:
Плакал, когда ошибался, учил пароли,
Шел сквозь туман, ободранный до костей…

Детка, я стала удавом. И каждый кролик
Так же, как я в свое время, желает знать, где спрятан кастет.
Только не выйдет.

Приучен, почти привычен –
Лишь бы не приручен на свою беду.
Детка, всё так банально и так вторично!
Можешь, конечно, считать: «Захочу – уйду»,
Но замолчи на мгновенье – и в уши врывается канонада.
Тлеют осколки снарядов в некогда мирном саду камней.

Боже, а Ты уверен, что мне это надо?
------------------------------------------------------
Я не уверена даже в том, что Тебе видней.

8 сентября 2011 г.
яйцо

Ангельская пыль

Помнится, первая строчка припева замечательно прилипчивой песни пионер-ветеранов российского шоу-бизнеса "Иванушек International" гласила: "Тополиный пух, жара, июль..." И никак иначе.

На улице май. Май, господа, и, думается, земная ось не просто изменила угол наклона, а меняет его постоянно, в качестве рутинной привычки. Иначе чем объяснить эту необъяснимую, из года в год, жару в сентябре? Что уж говорить про бесснежный декабрь, ежегодно вгоняющий меня в депрессию - потому что не может, простите меня, не может, не может декабрь быть бесснежным!!! А в мае не может лететь нескончаемой хлопковой метелью тополиный пух.

Но он летит, словно для того, чтобы опровергнуть, отринуть, настоять на своем, доказать, что совсем не вы и не ваши представления о мире являются его центром. Отнюдь нет. Что мир - бесконечный и сам не сознающий своей уникальности сюрприз, а Кто-то неведомый "там, наверху" наверняка получал высшее образование на КНиИТе* и имеет необъяснимую привязанность к random-функции, в народе более известной как "Генератор случайных чисел". И к чертям все схемы - а уж они, милые, косматенькие, звонкокопытные, как кони у Гомера, перешлют эти проклятые схемы... ну, хотя бы Данте, с его нелепой уверенностью, будто можно НА САМОМ ДЕЛЕ написать путеводитель по загробному царству, который останется актуальным для кого-то, кроме автора.

Collapse )